Скороговорка «Лигурия»

В четверг четвёртого числа в четыре с четвертью часа лигурийский регулировщик Лигурий регулировал в Лигурии, но тридцать три корабля лавировали-лавировали, да так и не вылавировали, а потом Прокл протокол про прокол протоколом запротоколировал, как интервьюером интервьюируемый лигурийский регулировщик речисто, да нечисто рапортовал, да не дорапортовал — дорапортовывал, да так зарапортовался про размокропогодившуюся погоду, что, дабы инцидент не стал претендентом на судебный прецедент, лигурийский регулировщик акклиматизировался в неконституционном Константинополе, где хохлатые хохотушки хохотом хохотали и кричали турке, который начерно обкурен трубкой: «Не кури, турка, трубку — купи лучше кипу пик, лучше пик кипу купи, а то придёт бомбардир из Бранденбурга — бомбами забомбардирует за то, что некто чёрнорылый у него полдвора рылом изрыл, вырыл и подрыл»; но на самом деле турка не был в деле, а Клара-краля в то время кралась к ларю, пока Карл у Клары кораллы крал, за что Клара у Карла украла кларнет, а потом на дворе дёготниковой вдовы Варвары два этих вора дрова воровали; но грех — не смех — не уложить в орех: о Кларе с Карлом во мраке все раки шумели в драке — вот и не до бомбардира ворам было, и не до дёготниковой вдовы, и не до дёготниковых детей; зато рассердившаяся вдова убрала в сарай дрова: раз — дрова, два — дрова, три — дрова — не вместились все дрова, и два дровосека, два дровокола-дроворуба для расчувствовавшейся Варвары выдворили дрова вширь двора обратно на дровяной двор, где цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла; цыплёнок же цапли цепко цеплялся за цепь — молодец против овец, против молодца — сам овца, которой носит Сеня сено в сани, потом везёт Сенька Соньку с Санькой на санках: санки — скок, Сеньку — в бок, Соньку — в лоб, все — в сугроб, а Сашка — только шапкой шишки сшиб, затем по шоссе Саша пошёл, Саша на шоссе саше нашёл; Сонька же — Сашкина подружка — шла по шоссе и сосала сушку, да притом у Соньки-вертушки во рту ещё и три ватрушки — аккурат в медовик, но ей не до медовика — Сонька и с ватрушками во рту пономаря перепономарит-перевыпономарит: жужжит, как жужелица, жужжит да кружится: была у Фрола — Фролу на Лавра наврала, пойдёт к Лавру — на Фрола Лавру наврёт, что вахмистр — с вахмистршей, ротмистр — с ротмистршей, что у ужа — ужата, а у ежа — ежата, а у кого высокопоставленный гость унёс трость, и вскоре опять пять ребят съели пять опят с полчетвертью четверика чечевицы без червоточины и тысячу шестьсот шестьдесят шесть пирогов с творогом из сыворотки из-под простокваши; о всём о том около кола колокола звоном раззванивали, да так, что даже Константин зальцбуржский бесперспективняк из-под бронетранспортёра констатировал: как все колокола не переколоколовать, не перевыколоколовать, так и всех скороговорок не перескороговорить, не перевыскороговорить, но попытка — не пытка!

Текст в редакции Михаила Шпилевского

Добавить комментарий